На первую страницу
   
На главную

Биография    
Живопись
Фото архив    

Жизнь Куинджи
Смерть Куинджи

"Лунная ночь"

Воспоминания
К 150-летию
Статьи    

Импрессионизм

Куинджи в
Петербурге


Арт-словарь
Хронология    
История
Музеи        

English    

Гостевая
Ссылки

Архип Куинджи
Архип Куинджи
1870 год


      
       

Владимир Петров. Статья к 150-летию Куинджи                        

  
   

 Владимир Петров:

 К выставке Куинджи 
 К выставке Куинджи, 2
 К выставке Куинджи, 3
 К выставке Куинджи, 4
 К выставке Куинджи, 5


   

Сотрудник Государственной Третьяковской Галереи, искусствовед Владимир Петров прислал нам свою статью о Куинджи, написанную им к 150-летию со дня рождения художника, и приуроченную к выставке избранных живописных произведений, куратором которой тогда являлся Владимир Петров. С разрешения автора, публикуем статью.

Введение

Выставка избранных живописных произведений Архипа Ивановича Куинджи (1842 - 1910), организованная Государственной Третьяковской галереей при участии Государственного Русского музея и ряда других музеев СНГ, приурочена к стопятидесятилетию со дня рождения классика русского пейзажа. Творчество Куинджи вряд ли нуждается в особых рекомендациях. Вот уже более столетия такие его работы, как "Украинская ночь", "Березовая роща", "Лунная ночь на Днепре", относятся к самым популярным, "хрестоматийным" произведениям русского искусства. Замечательный живописец и человек, несравненный "художник света", воспитатель целой плеяды видных деятелей русского и советского искусства, Куинджи прочно занимает одно из самых значительных мест в истории отечественной пейзажной живописи.
Организаторы выставки стремились не только отдать "юбилейную" дань памяти художника, но и доставить ценителям искусства радость встречи со знакомыми и любимыми картинами. Творчество Куинджи, как и всякое большое художественное явление, имеет не только историческое значение, но и обладает свойствами вечной современности, по-новому открываясь на каждом новом этапе развития культуры. Более того, именно сейчас, на исходе XX века оно оказывается особенно актуальным. Сегодня, быть может, как никогда ранее, становится очевидным, что судьба культуры, самой нашей планеты зависят от нашей способности духовно воссоединиться с природой, прозреть сквозь суету и злобу дня вечные основы жизни на земле, обрести чувство мирового всеединства и красоты бытия. А это - именно те качества, которые с особой, сосредоточенной силой нес и стремился воплощать в своем прекрасном искусстве "большой, сильный, правдивый Куинджи" (Н. К. Рерих).

Владимир Петров. "Архип Иванович Куинджи"

Архип Иванович Куинджи родился в Мариуполе, в обрусевшей греческой семье, переселенной в Приазовье в конце ХVIII века из Крыма, где, как считал художник, его предки жили с античных времен. Рано потеряв отца и мать, он воспитывался в доме родственников. Дом стоял неподалеку от обрыва, откуда открывался вид на море и устье степной реки Кальчик (древняя Калка). И если, по словам также родившегося в Приазовье А. П. Чехова, "о необъятной глубине и безграничности неба можно судить только на море, да в степи ночью", то именно такие впечатления с детства питали душу и воображение Куинджи, рано почувствовавшего и всеобъемлющую любовь к природе, и страсть к рисованию, ярким краскам.
Из-за трудного материального положения семьи ему не довелось получить систематического образования. Уже с десяти лет началась для него суровая школа жизни "в людях" - он пас гусей, работал у строительного подрядчика и хлеботорговца. По счастью, на способности постоянно рисовавшего "мальчика на побегушках" обратил внимание просвещенный хлеботорговец Дуранте, давший ему рекомендательное письмо к И. К. Айвазовскому, к которому и отправился Куинджи в 1855 году, пройдя многие версты от Мариуполя до Феодосии пешком по чумацким дорогам. И хотя учиться у знаменитого мариниста ему не пришлось, знакомство с творчеством Айвазовского и советы его помощника А. Фесслера укрепили желание Куинджи стать художником, в какой-то мере определив направленность его будущих исканий и образов.
Но путь в большое искусство оказался для Куинджи долгим и нелегким. Около десяти лет, порой бедствуя, проработал он ретушером у "светописцев" (фотографов) в Мариуполе, Одессе и Петербурге, прежде чем, наконец, поступил вольнослушателем в пейзажный класс Академии художеств. Годы эти закалили характер Куинджи, сумевшего немалого добиться и в самодеятельных занятиях живописью. Не случайно за первую же картину "Татарская деревня при лунном освещении на южном берегу Крыма" (местонахождение неизвестно), представленную в 1868 году на академическую выставку, он был признан достойным звания свободного художника.
Замечены были и экспонировавшиеся в Академии в 1869 году картины "Рыбачья хижина на берегу Азовского моря", "Буря на Черном море при закате солнца" (местонахождение обеих неизвестно) и особенно - "Вид Исаакиевского собора при лунном освещении", в которой зрителей привлекло точно переданное освещение, благородство тона и торжественная выразительность композиции. Казалось бы, в ранних работах Куинджи предстал явным приверженцем традиций романтического лунного пейзажа. Это не означало, однако, что он стал одним из многочисленных легковесных эпигонов, тиражировавших ночные и морские пейзажи "под Айвазовского".

В конце 1860-х годов он, изначально наделенный органическим демократизмом и стремлением к правде, сближается именно с теми учениками Академии, которые были чужды рутине и искали новых путей приближения искусства к жизни - прежде всего с И. Е. Репиным и В. М. Васнецовым. Причем и в этом кругу Куинджи не только был "запевалой", "великолепным, с душой нараспашку, товарищем", наделенным особой физической и душевной мощью, но и, по воспоминаниям Репина, отличался абсолютной независимостью суждений, чуждостью расхожим мыслям и оценкам, слепому пиетету перед авторитетами, оказывая и в этом плане "менторское" влияние на друзей. "Ясный и прозорливый ум" Куинджи отмечал и познакомившийся с ним в те годы И. Н. Крамской, считавший даже, что "глубокомысленный грек" выразил "целые серии идей поколения"2. Вероятно, лидер передвижников имел в виду ставшее типичным для русских живописцев 1870-х годов стремление соединить шестидесятническое сострадание народной судьбе и - "оправдание плоти", яркое и полнокровное воссоздание в искусстве стихии живой жизни. Именно эти качества отличают одну из немногих сохранившихся работ Куинджи начала 1870-х годов - "Осенняя распутица" (1872, ГРМ).

следующая страница...

Галереи Куинджи: 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - English Version (Англ.версия)


    www.kuinje.ru, 2007-14. Все права защищены. Для контактов - arhip(a)kuinje.ru    
    Сайт рекомендован к просмотру Домом-музеем А.И.Куинджи в Санкт-Петербурге    

  Rambler's Top100