На первую страницу
   
На главную

Биография    
Живопись
Фото архив    

Жизнь Куинджи
Смерть Куинджи

"Лунная ночь"

Воспоминания
К 150-летию    
Статьи

Импрессионизм

Куинджи в
Петербурге


Арт-словарь
Хронология    
История
Музеи        

English    

Гостевая
Ссылки

Архип Куинджи
Архип Куинджи
1870 год


      
       

Виталий Манин рассуждает о творчестве Архипа Ивановича Куинджи             

  
   

 Александр Бенуа
 Леонид Волынский, часть 1
 Леонид Волынский, часть 2
 Григорий Островский
 Виталий Манин
 Виталий Манин, часть 2
 Виталий Манин, часть 3
 Виталий Манин, часть 4
 Виталий Манин, часть 5
 Виталий Манин, часть 6
 Виталий Манин, часть 7
 Виталий Манин, часть 8
 Виталий Манин, часть 9
 Виталий Манин, часть 10
 Виталий Манин, часть 11
 Виталий Манин, часть 12
 Виталий Манин, часть 13
 Виталий Манин, часть 14
 Виталий Манин, часть 15
 Соломон Воложин
 Николай Рерих
 Владимир Петров
 Дмитрий Шорскин


   

Обличительность куинджиевского творчества достигает апогея к 1875 году. Именно в это время его принимают в члены Товарищества передвижников. Всматриваясь в пейзажные параллели этого времени, следует отметить большую поэтичность жанра пейзажа. А.К.Саврасов, Ф.А.Васильев, Л.Л.Каменев, М.К.Клодт склонялись к лирическому толкованию природы. Меланхолические ноты, особенно заметные в творчестве Саврасова, не перерастали в социальную критику. Разумеется, от этого искусство национальных пейзажистов не было ни выше, ни ниже творчества Куинджи. Оно выдвигало другой идеал. В картинах Куинджи утверждающий идеал не формулировался открыто. Он подразумевался, как бы находясь вне изображенной сцены. В плане социальной «укоризны» Куинджи со своим пейзажем стоит особняком, хотя его обличительная тенденция плотно сомкнулась с критической тенденцией художников-шестидесятников и передвижническим бытовым жанром.
В «Чумацком тракте» и особенно в «Забытой деревне» этическая проблематика подавляет эстетическое чувство художника. Видимо, понимая недостаточность в этих картинах восторженного поэтического отношения к миру, который постепенно все более раскрывался художнику своими эстетическими качествами, Куинджи меняет творческую ориентацию. От обличительных произведений художник совершает резкий поворот к «чистой поэзии», отдается поискам пластических богатств природы. Прежде чем перейти к произведениям, определяющим облик Куинджи-художника нового этапа, акцентируем внимание на нескольких его работах, ставших пробным камнем на пути пластических преобразований. В 1875 году Куинджи совершает вторую поездку за границу. В Париже он видится с Репиным, делится с ним впечатлениями. Главным предметом смущения оказались в то время импрессионисты. Куинджи по приезде на родину говорит, что его не увлекло французское искусство. Он видел Фортуни и остался недоволен пустотой его красок. Репин, видимо, увлечен импрессионистами: «Язык, которым говорят все, малоинтересен, напротив, язык оригинальный всегда замечается скорей, и пример есть чудесный Manet и все экспрессионалисты». Известно, что опыт импрессионистов был усвоен русскими художниками-передвижниками по-своему. Крамской вскоре призовет живописцев к свету, к раскрепощению цвета. У Куинджи нигде нет буквального переложения импрессионистического метода. Отношение же к импрессионистической пластике было сложным и протекало опять-таки волнами. Куинджи оказался близок и французским мастерам в пластических поисках 1890-х годов. По приезде из Франции он попытался освоить световоздушную среду так, как позволяла ему русская традиция. В условиях 1870-х годов его живописная речь не была реформаторской, подобно пластике французских импрессионистов. На переломе 1870-х и 1880-х годов Куинджи пишет «Север» (1879) и «Днепр утром» (1881). Импрессионистические «пробы пера» свидетельствовали о том, что Куинджи больше не удовлетворяют достигнутые успехи, что он желает ввести в обиход живописи новые выразительные средства, связанные с фиксацией воздушной среды, выйти к иному пейзажному образу. Это хорошо видно в многочисленных этюдах середины и второй половины 1870-х годов.

Конечно, импрессионистической картину «Север» назвать нельзя. Однако Куинджи все-таки добивается цветовой вибрации воздушной среды. Достигается это полутонами, тончайшей нюансировкой бледного розового и перламутрового цвета. Увлеченность художника проблемой воплощения воздушной среды, в которую вносится сильное авторское переживание, очевидно. Ранее он отказывается от плотной краски, цвет становится легким, будто прерывистым. Однако в этом произведении Куинджи не просто опробывает импрессионистический метод. Он соизмеряет найденный пластический прием перламутрового мерцания цвета с импрессионистической вибрацией воздушной среды, достигнутой разделением цветового мазка. Художник вместе с тем задается целью - добиться панорамного обозрения земли, убывающей в туманных далях. Земля созерцается «общим планом». Она кажется задавленной небом. Легкое мерцание цветов неба не желает поглощать цвета каменистого плато. В картине словно борются две сферы: одна далевая, другая высокая, пространственная. Понятно, что в этой картине земных противостояний Куинджи мыслит не прямыми значениями предметов, а символизирует их, благодаря чему весь образный строй картины пронизывается иносказательным смыслом. «Север» - еще не символ. Но он на пути к символизации образа. В «Севере» ощущается недвижность земли, статика которой нехотя соприкасается с динамичным мерцанием неба. Художник не находит единства образа. Возможно, он к нему не стремился. Вероятно, в нем было желание размежевать разнородные стихии. Но, может быть, это был путь к поискам цельного величественного образа, монументального и неколебимого в своем постоянстве. Куинджи явно утверждал свою философию мира. Он пробовал воплотить ее в ряде картин 1879 года и последующих лет. «Север» повторяет панорамные пейзажи, весьма распространенные в то время в творчестве И.И.Шишкина, Н.К.Клодта, А.К.Саврасова, А.А.Мещерского. Куинджи коснулся в «Севере» монументального строя чувств, введенного в полную силу звучания в картинах Шишкина, но не воспользовался шишкинскими достижениями. Его волновали другие образы. В картине «Днепр утром» (1881) Куинджи снова проявил заинтересованность в передаче цветовой среды. Воздух обесцвечивает цвет. Мазок художника если не столь чуткий, как у импрессионистов, то порывистый и дробный. Туман не скрадывает предметные очертания, как в «Осенней распутице», а насыщается цветом, представляя собой подвижную густую массу. Куинджи сохраняет панорамную композицию, далевую перспективу, которые придают образу устойчивость, но сложно написанная воздушная среда вносит в медлительный строй чувств легкое оживление. Художник переосмысливает импрессионистическую пластику, сообщая движение цвету, замешанному на тональной основе. В то же время он отказывается от интимности, свойственной импрессионистическому видению, по-прежнему сохраняя классицистическую величественность образа.

В пейзажном искусстве России второй половины XIX века Куинджи представляется антиподом И.И.Шишкину - замечательному пейзажисту реалистического плана.
Сближение двух художников произошло дважды в жизни. Впервые - в начале творческого пути каждого, когда они оказались подвержены влиянию академического романтизма, что и породило их ранние произведения: «Вид в окрестностях Дюссельдорфа», швейцарские пейзажи Шишкина и валаамские картины Куинджи. Родство проявилось и более принципиально. Оба художника мыслили в это время «монументально», создав величественные, панорамные образы природы, Шишкин - «Рожь» (1879), «Лесные дали» (1887) и другие; Куинджи - «Степь» (1875), «Север» (1879), «Лунную ночь на Днепре» (1880).
Панорамное обозрение мира, сказавшееся на монументализации образа, происходило у Шишкина «естественным» путем, посредством реалистической типизации. У Куинджи монументализация образа имела как бы «послойный» характер. На ранней фазе творчества она была натурного происхождения («Север»). В дальнейшем монументальные пейзажи обрели романтическую тональность («Дубы», «Снежные вершины. Кавказ», «Закат в лесу» («Щель»). Монументализация образа, подобно тому как это было в русском пейзаже XIX века, у Куинджи на рубеже XIX-XX веков не повторилась. Она была связана с идеей картинности и остаточным влиянием классицистического метода. В период, когда оба художника сходились на реалистической основе, произведения Куинджи оказывались значительно слабее шишкинских. В то же время в лирическом толковании действительности пейзаж Куинджи отличался от мощного потока аналогичного пейзажа Саврасова, Каменева, Васильева, Джогина. Лиризм произведений Куинджи-явление кратковременное и не характерное для его творчества.

продолжение...


Галереи Куинджи: 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - English Version (Англ.версия)


    www.kuinje.ru, 2007-14. Все права защищены. Для контактов - arhip(a)kuinje.ru    
    Сайт рекомендован к просмотру Домом-музеем А.И.Куинджи в Санкт-Петербурге    

  Rambler's Top100