На первую страницу
   
На главную

Биография    
Живопись
Фото архив    

Жизнь Куинджи
Смерть Куинджи

"Лунная ночь"

Воспоминания
К 150-летию    
Статьи

Импрессионизм

Куинджи в
Петербурге


Арт-словарь
Хронология    
История
Музеи        

English    

Гостевая
Ссылки

Архип Куинджи
Архип Куинджи
1870 год


      
       

Виталий Манин рассуждает о творчестве Архипа Ивановича Куинджи             

  
   

 Александр Бенуа
 Леонид Волынский, часть 1
 Леонид Волынский, часть 2
 Григорий Островский
 Виталий Манин
 Виталий Манин, часть 2
 Виталий Манин, часть 3
 Виталий Манин, часть 4
 Виталий Манин, часть 5
 Виталий Манин, часть 6
 Виталий Манин, часть 7
 Виталий Манин, часть 8
 Виталий Манин, часть 9
 Виталий Манин, часть 10
 Виталий Манин, часть 11
 Виталий Манин, часть 12
 Виталий Манин, часть 13
 Виталий Манин, часть 14
 Виталий Манин, часть 15
 Соломон Воложин
 Николай Рерих
 Владимир Петров
 Дмитрий Шорскин


   

В 1878 году в Париже открылась Всемирная выставка. Отдел русского искусства комплектовал художественный критик А.И.Сомов. В экспозицию были включены произведения Куинджи. Художник в третий раз едет за границу. На этот раз вместе с женой, Верой Леонтьевной. Он присутствует на выставке и выслушивает похвалы французской прессы. Произведения Куинджи, особенно «Украинская ночь», были отмечены известнейшими французскими критиками. Их суждения дают возможность понять, какое место занял Куинджи в мировом искусстве, как отнеслась и что увидела в его работах парижская публика. Наряду с «Украинской ночью» экспонировалась «Степь» (1875), «Забытая деревня» и «На острове Валааме». Но восторги вызвала только «Украинская ночь».
Приведем высказывания некоторых критиков: П.Манц: «Истинный интерес представляют несколько пейзажистов, особенно г. Куинджи. Ни малейшего следа иностранного влияния или, по крайней мере, никаких признаков подражательности: «Лунная ночь на Украине» - удивляет, дает даже впечатление ненатуральности». Э.Дюранти: «Г.Куинджи, бесспорно, самый любопытный, самый интересный между молодыми русскими живописцами. Оригинальная национальность чувствуется у него еще более, чем у других». Ж.Кларети восторгался «необыкновенной поэтичностью и величавостью» «Украинской ночи».
В то время как французские критики единодушно отметили национальную самобытность произведений Куинджи, его необычную и оригинальную пластику, во Франции не виданную, ибо «декоративисты» (Э.Анкетен, Э.Шуффенекер, П.Гоген и др.) появились несколько позже, русская публика и художники поражались необычной силы цветовым эффектом «Вечера», «Лунной ночи на Днепре» и «Березовой рощи».
В 1879 году на VII выставке Товарищества передвижных художественных выставок Куинджи экспонирует ставшую знаменитой «Березовую рощу». Выставка была для художника «урожайной». На ней были представлены еще картины «Север» и «После дождя». В жизни Куинджи это была последняя передвижная, после чего он вышел из Товарищества и некоторое время выставлялся самостоятельно - случай не частый для художественной жизни того времени.

Реакция художников и зрителей была единодушной: Куинджи удивил всех необычайностью картины «Березовая роща». Примеров таких не помнили в прежнем искусстве. Суждения эти весьма знаменательны. Они опровергают мнение некоторых исследователей о возобновлении в творчестве художника академической живописи. Разумеется, в «Березовой роще» удерживались элементы классического искусства: кулисность построения, центричность композиции, но одновременно художник внес радикально новое живописное решение, проявившееся, может быть, отчетливей, чем в «Украинской ночи». В пейзажном образе «Березовой рощи» нет и намека на национальную трактовку темы, на народную мотивацию сюжета. Характер идеала здесь видоизменяется. В облике чистой и совершенной природы сквозит желание полноты жизни, которое зазвучит в мечтаниях следующего поколения художников (Серов, Коровин). Радостно-томительный солнечный день запечатлен в картине в чистых, звучных красках, блеск которых достигнут контрастом, сопоставлением цветов, очищенных до белизны. Необычайную гармонию цвету придает все пронизывающий зеленый цвет, проникающий в голубой цвет неба, в белизну березовых стволов, в синеву ручья на ровной поляне. Эффект светоцветового контраста, при котором цвет не обеззвучен, а форсирован, создает впечатление ясности мира.
Цвет доведен до физической ощутимости. Можно сказать, что в «Березовой роще», так же как в «Ночи на Украине», Куинджи добился декоративного эффекта и этим неведомым еще в русском пейзаже пластическим качеством достиг возвышенного, сверкающего, лучезарного образа мира. Природа кажется недвижимой. Она словно зачарована неведомой силой. Она безлюдна. Пейзаж устранен от бытовизма, что и сообщает ему некую дистиллированную чистоту.
В «Березовой роще» художник созерцает красоту. Поэтому реальные богатства природы, ее многоликие прелести даны общим планом. Изображение обобщено цветом: поляна представлена ровной, как стол, плоскостью, небо - равноокрашенным задником, роща - почти силуэтом, стволы берез на переднем плане кажутся плоскими декорациями. В отсутствии отвлекающих деталей, мелочных частностей рождается изумительно цельное впечатление лика природы, редкостной, совершенной красоты. Мотивы, подобные «Березовой роще» Левитана, часто встречаешь в природе. Природа в «Березовой роще» Куинджи реальна и условна. Она как бы вытяжка из реальности, ее экстракт.
Куинджиевский образ природы хочет символизироваться, предстать наилучшим вариантом подобных сущностей, стянуть в себе все передовое, отжатое, обобщенное. «Чистая пластика» картины расходится с житейским представлением о красоте. Этюды 1870-х и 1880-х годов замечательны тонкой наблюдательностью природы, натуралистским познанием трав и деревьев, сложной «скульптуры» облаков. В картинах эта наблюденность исчезает, потому что художник преследует одну истину - красоту земного блага, достигаемую им путем обобщения натурных впечатлений. «Березовая роща» не укладывалась полностью в пластику развитого реализма. Мешали элементы декоративности. Вместе с тем картина слабо предвещала и романтические преобразования. Оптимизм картины словно выражал ту жажду «отрадного», которая недолгое время спустя была отчетливо сформулирована В.А.Серовым и другими художниками мамонтовского кружка.

В творчестве художника цвет освобождается от темной тональности. Куинджи мыслит цветом. В природе он улавливает его тончайшие градации. В живописи же художник свободно варьирует освещенностью, полутонами, вал ерами, яркостью. Он намеренно активизирует, звучно сопоставляет дополнительные цвета.

Куинджи обладал особой чувствительностью зрения. О его зоркости слагались легенды. Но имелись и неопровержимые свидетельства. Например, И.Е.Репин: «В большом физическом кабинете на университетском дворе мы, художники-передвижники, собрались в обществе Менделеева и Петрушевского для изучения под их руководством свойств разных красок. Вот прибор-измеритель чувственности глаза к тонким нюансам тонов; Куинджи побивал рекорд в чувствительности до идеальных точностей».
Сама по себе чувствительность глаза еще не дала бы художественного эффекта, если бы не тонкое знание гармонии цветов, колорита, тона, которые Куинджи постиг в совершенстве. Эта его способность в полной мере проявилась в картинах 1879 года и последовавших за ними произведениях.
В том же 1879 году на IV выставке передвижников Куинджи показал картину «После дождя». 1879 год полон для художника противоречий. Он будто бы порывает с передвижническими идеями в картине «Березовая роща». Он же делает попытку освоить импрессионистический метод и примирить его с академической картинностью в «Севере». И он же, далеко не исчерпав возможности романтической пластики, совершает существенный шаг в освоении пленэра в полотне «После дождя», то есть укрепляет реалистические основы своего творчества.

продолжение...


Галереи Куинджи: 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - English Version (Англ.версия)


    www.kuinje.ru, 2007-14. Все права защищены. Для контактов - arhip(a)kuinje.ru    
    Сайт рекомендован к просмотру Домом-музеем А.И.Куинджи в Санкт-Петербурге    

  Rambler's Top100