На первую страницу
   
На главную

Биография    
Живопись
Фото архив    

Жизнь Куинджи
Смерть Куинджи

"Лунная ночь"

Воспоминания
К 150-летию    
Статьи    

Импрессионизм

Куинджи в
Петербурге


Арт-словарь
Хронология    
История
Музеи        

English    

Гостевая
Ссылки

Архип Куинджи
Архип Куинджи
1870 год


      
       

Ольга Порфирьевна Воронова. "Куинджи в Петербурге"             

  
   

Вступление
На пороге судьбы
2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8
Играть с искусством -
тяжелый грех

2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10
Тайны света и цвета
2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12
Дни триумфов и перемен
2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11
Боттега
2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12
И один в поле воин
2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8
Художники должны держаться
друг друга

2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7










   

Художники должны держаться друг друга

Ежегодные выставки. Сперва в Рафаэлевском зале Академии художеств. Впоследствии Архип Иванович надеялся построить специальный Выставочный зал Общества. Точнее, не зал, а дом, в который будут входить и зал для выставок, и гостиные для товарищеских встреч, и подсобные помещения, и библиотека: Куинджи очень подбодрил успех студенческой художественной библиотеки, созданной им при Академии,- он потратил несколько тысяч на приобретение книг, подарил ей свой портрет, исполненный Иваном Николаевичем Крамским. Второй, летний, дом можно будет построить в Ненели-Чукур, там и отдыхать, и работать. Расстояния и трудности, которые остановили бы пожилых людей, молодежь не испугают. И наконец - еще один конкурс с премиями. Премий много, премии крупные. Первая - три тысячи золотом: можно спокойно прожить год, написать новую картину, можно поехать «а два-три месяца за границу, познакомиться с европейским искусством. Участвовать в выставках могут все студенты Академии, все ее выпускники, все ее профессора. Картины представляются анонимно, подпись на них заклеивает специальный чиновник (впоследствии художники прозовут его «могилой»), никто не знает, кому принадлежит тот или иной холст.

В состав жюри (оно избирается на общем собрании) может войти каждый из экспонентов. Жюри формирует выставку, формирует открыто, гласно: любой художник может высказываться по поводу обсуждаемых картин, задавать вопросы членам жюри, спорить с ними. Работы анонимны, поэтому при отборе и обсуждении может быть отвергнута картина профессора и принята картина считающегося неудачливым студента, может быть высказано самое горькое слово о преуспевающем академике. Выставка собрана, картины развешены. В закрытых еще залах представители Общества решают вопрос о премиях. Затем приглашаются комиссии Академии художеств и Общества поощрения художеств, у них тоже есть возможности поддержать талантливых. Затем - музеи, им - первоочередное право покупок. И только тогда снимаются наклейки с подписей, только тогда распахиваются двери для публики, прессы, собирателей. Вход платный. Собранные за вход деньги вместе с отчислениями небольшого процента с премий и с приобретений образуют «дивиденд», который делится между ничего не получившими художниками. Здесь, конечно, принимаются в расчет лишь необеспеченные - Куинджи важно, чтобы никто из художников не бросал кистей: тот, кто не смог взять высоту сегодня, пусть попытается взять ее завтра.
Так было задумано, так - с небольшими изменениями - и жило Общество. Первое его заседание проходило 6 декабря 1908 года на квартире Крыжицкого. Вместе с «им его проводили члены-учредители: Маковский, Беклемишев, Рерих, Рылов, Зарубин, Вроблевский, Борисов, Химона - друзья и ученики Куинджи. Сам Архип Иванович не пришел: не хотел слушать благодарностей. А они обрушились лавиной, зал грохотал от аплодисментов. Особенно неистовствовали молодые: имя Куинджи давно было окружено для них ореолом. Многие рвались написать его портрет, но он не только неизменно отказывался позировать, но запрещал и думать об этом. Лишь Бродскому удалось сделать с него карандашный набросок - рисовал на товарищеском ужине, держа альбом на коленях под столом. Отказался Куинджи и от председательства, председателем стал Крыжицкий. И тогда, чтобы хоть как-то выразить свою признательность Архипу Ивановичу, художники решили присвоить Обществу его имя. Так оно и вошло в историю художественной жизни России - Общество имени А.И.Куинджи.

Общество имени Куинджи росло со сказочной быстротой, к 1910 году в него входило уже более ста человек. Отсутствие жесткой программы оказалось благотворным, видимо, многие художники хотели солидаризоваться в основанный в общих интересах союз (профессиональный, сказали бы мы теперь), не связывая себя творческими обязательствами и направлениями. Кроме учеников Куинджи и ушедших с ним из мюссаровских «понедельников» «куинджистов», кроме молодежи, для которой это Общество являлось настоящим выходом в искусство, на его заседаниях появлялись самые различные мастера. И коллега Архипа Ивановича по Академии гравер Матэ, и преподаватель школы Общества поощрения художеств Бухгольц, и архитектор Щусев, и передвижник Богданов-Бельский. Бывали и наезжающие в столицу москвичи, особенно часто Николай Алексеевич Касаткин,- его картины, рассказывающие о жизни шахтеров, студентов, рабочих, всегда вызывали оживленные толки. Заходил даже знаменитый скульптор Александр Михайлович Опекушин, автор замечательного памятника Пушкину в Москве; в Петербурге тоже был установлен исполненный им памятник великому поэту, но петербуржцев огорчало, что он был хуже московского. «Куинджисты» сначала собирались то у Крыжицкого, то в Академии, в акварельном классе, затем сняли восьмикомнатную квартиру на Малой Морской, в доме номер 17 (ныне улица Гоголя, 17), меблировали ее, определили дни сборов. Но и в другие дни она не пустовала - чуть ли не ежедневно художники забегали туда, назначали там место встреч, собирались вечерами за рисованием, за чаем с традиционными сушками. Условленные же «пятницы» превратились в концертные вечера с приглашенными гостями и артистами. Собинов! Шаляпин! Люком! Преображенская! - большая гостиная взрывалась овациями. Преображенская и Люком танцевали так же вдохновенно, как в Мариинском театре (ныне Ленинградский академический театр оперы и балета имени С.М.Кирова), звучал тенор Собинова, бас Шаляпина заполнял комнаты, вырывался из окон, на улице собиралась толпа, слушающая певца. Музыка не прекращалась и за ужином, кто-то вставал и шел к роялю, кто-то пел прямо за столом. Художники рисовали выступавших и дарили им эти зарисовки, артисты относились к ним как к самой дорогой плате.

далее...


Галереи Куинджи: 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - English Version (Англ.версия)

  Рекомендуемые ссылки:

  » pskunb.ru


    www.kuinje.ru, 2007-14. Все права защищены. Для контактов - arhip(a)kuinje.ru    
    Сайт рекомендован к просмотру Домом-музеем А.И.Куинджи в Санкт-Петербурге    

  Rambler's Top100